Михаил Мамута рассказал о перспективах развития рынка микрофинансирования


Михаил Мамута рассказал в интервью агентству "Интерфакс-АФИ" о перспективах развивития рынка микрофинансированияМикрофинансовые организации (МФО) в последнее время активно развиваются и привлекают к себе все больше внимания, причем не всегда в положительном плане - достаточно вспомнить историю с займами под 2770% годовых, предлагавшихся через "Почту России".

О том, как развивается рынок микрофинансирования, в каких областях МФО могут наладить сотрудничество с банками и какие меры по регулированию рынка стоило бы принять, в интервью агентству "Интерфакс-АФИ" рассказал глава Национального партнерства участников микрофинансового рынка (НАУМИР) Михаил Мамута.
- Михаил Валерьевич, расскажите, пожалуйста, как развивается рынок микрофинансирования? Какого размера по итогам 2011 года достиг совокупный портфель займов, выданных микрофинансовыми организациями?
- Я буду говорить в основном исходя из тех данных, которые есть в НАУМИР, это аналитическая оценка. По официальным сведениям, в реестр МФО в настоящее время входит уже 1113 организаций. Мы видимо, что за год появилось много новых. Но новым организациям еще предстоит доказать свою успешность и эффективность.
Точной цифры по совокупному объему займов, выдаваемых микрофинансовыми организациями, на сегодняшний день нет. 2011 год станет первым годом, по которому МФО должны будут отчитаться в ФСФР, тогда служба сможет огласить официальные данные.
Совокупный объем микрозаймов, по нашей аналитической оценке, составляет порядка 15-17 млрд рублей (вместе с кредитными кооперативами - около 33 млрд рублей). Эта цифра пока небольшая, однако заметен значительный рост - более 20% за год. Согласно мониторингу НАУМИР, портфель кредитов, выданных микро- и малым предприятиям (ММП), увеличился на 34%. Лидеры микрофинансовой отрасли показали самые большие темпы по наращиванию портфеля займов, предоставляемых как физлицам, так и ММП. Уточненную оценку рынка и прогноз его развития на 2012 год мы планируем озвучить позже.
- Банки и микрофинансовые организации в какой-то степени являются конкурентами на рынке розничного кредитования. Как они уживаются? Как делят между собой рынок?
- Системной конкуренции между банками и МФО в принципе не наблюдается ни на рынке розничного кредитования, ни на рынке ММП. Я объясню почему. Микрофинансовые организации по своему статусу дополняют банковский сектор. Мы никогда не рассматривали эти две модели как альтернативные. В тех нишах, где банки присутствуют в достаточном количестве, МФО не работают, для этого нет необходимости и экономической целесообразности. В идеале мы стремимся к такой финансовой модели, которая сможет обслуживать всех, в которой нет исключенных групп населения и бизнеса. А сегодня порядка 30 млн человек не имеют доступа ни к кредитам, ни к другим базовым финансовым услугам, потому что банковская инфраструктура в их регионе или районе слаборазвита, либо отсутствует, либо эти граждане выпадают из банковской модели, потому что не прошли скоринг по тем или иным параметрам. Именно для обслуживания этих групп и нужны МФО. Конечно, определенная пограничная конкуренция возможна, но это идет только на благо потребителю. Но в общем сегменты, в которых работают банки и МФО, являются разными. Получается, что основной конкурент МФО - совсем не банки, а неформальные и даже нелегальные кредиторы. И в этом смысле МФО скорее помогают банкам, "вытаскивая" заемщиков из тени на свет.
- Известно, что микрофинансовые организации в том числе привлекают средства от банков для дальнейшего размещения среди своих клиентов. Какую роль банки играют в фондировании МФО? Под какие проценты выдают им кредиты?
- Роль банков достаточно значительная. Только 50% от объема пассивов МФО являются средствами собственников и акционеров. У крупнейших участников рынка до 50% пассивов сформированы за счет банковских кредитов. Средства, привлеченные из других источников, пока невелики по объемам. Активно принимает участие в фондировании МФО МСП банк (МСП банк - дочерний банк ВЭБа, реализующий программу финансовой поддержки малого и среднего предпринимательства - прим. ИФ-АФИ), ВТБ 24, казанский Анкор банк, а также многие региональные банки. К сожалению, пока стоимость фондирования достаточна высока - если банки получают фондирование с рынка в среднем под 6-8%, то в МФО средневзвешенная стоимость фондирования не меньше 15% годовых. Это оказывает влияние и на процентную ставку по микрозаймам.
Хотя есть эффективные механизмы по снижению стоимости фондирования - это господдержка при кредитовании ММП. Я имею в виду кредиты МСП банка для МФО под 9% годовых, что позволяет существенно снижать среднюю ставку по микрозаймам для бизнеса, а также субсидии Минэкономразвития РФ. В совокупности министерство и ВЭБ вложили уже порядка 9 млрд рублей в микрокредитование МСП. В результате достаточно объемных вливаний средневзвешенная ставка по микрозаймам для предпринимателей является самой низкой - 24,9% годовых, причем начинается она с 9% годовых. Для начинающих бизнесменов это уникальная поддержка, поскольку банки их практически не кредитуют в силу высоких рисков.
В потребкредитовании господдержки нет, поэтому там ставки выше. Но сумма микрозайма здесь, напротив, заметно ниже, чем для бизнеса.
Логично предположить, что по мере развития рынка ставки в любом случае пойдут вниз в силу конкуренции. При этом объемы господдержки будут, скорее всего, снижаться в совокупном объеме рынка, а доля частных инвестиций - нарастать. Тем не менее, роль государства в микрофинансировании бизнеса должна оставаться значительной, поскольку господдержка - очень мощный инструмент снижения рисков при кредитовании стартапов. А снижение рисков - это, в итоге, снижение процентной ставки для заемщика.
Кредитование микрофинансовых организаций является самым простым известным вариантом сотрудничества банков и МФО. Это выгодная модель, потому что банк попадает в те ниши, в которых он сам по себе не может работать рентабельно, а МФО получает фондирование.
- В чем еще банки и МФО могут взаимодействовать? Возможен ли обмен клиентами между этими двумя структурами? По какой схеме будет проходить это сотрудничество?
- Тема обмена клиентами является очень перспективной. Людям, которые не проходят через скоринговое "сито" банка, обычно просто отказывают в выдаче кредита, не объясняя почему (у банка такой обязанности нет). А в рамках модели совместного клиентского обслуживания кредитное учреждение может таким клиентам предложить обратиться в ту или иную партнерскую микрофинансовую организацию, что будет намного лояльнее по отношению к клиенту.
Сейчас идет несколько подобных пилотных проектов. Идея сама по себе хорошая. Это экономит клиенту время и расширяет возможности по получению необходимых ему средств.
Объем заемщиков, которые могут попадать в МФО через банк, потенциально является очень большим. Годовой объем кредитов, выдаваемых банками и находящихся в пограничной зоне с целевой аудиторией потребительского кредитования МФО (кредиты наличными, POS-кредиты), составляет несколько сотен миллиардов рублей. Если процент отказов в среднем составляет 50%, то к МФО могут перенаправляться заявки на сумму 100-150 млрд рублей. 100%-ная конвертация, конечно, невозможна. Но процентов 10-20 заявок в принципе может одобряться. То есть портфель займов МФО может потенциально пополняться на десятки миллиардов рублей в год за счет сотрудничества с банками.
Предложений банков, участвующих в пилотных проектах, в настоящий момент теоретически уже достаточно, чтобы загрузить существующие МФО, так как банки способны генерировать намного больше отказов, чем МФО в состоянии перерабатывать. Однако, прежде всего, нужно отработать много технических нюансов в этой схеме, чтобы она заработала на системной основе.
- Почему те клиенты, которым банки отказывают, могут быть прокредитованы в МФО?
- Иногда можно услышать, что банки отдают МФО "бракованных", то есть негодных заемщиков. Но я не согласен с идеологией, что есть люди первого сорта и второго. Просто скоринг - это машина, настроенная на определенные критерии отбора. Банк подсчитал, какую часть клиентов от потенциальной аудитории он хочет охватить, и какой у него "риск-аппетит", и под это он выстроил автоматическую систему оценки заемщиков.
При этом факторы риска, заложенные в модель оценки, иногда довольно странные. Так, к примеру, отсутствие стационарного телефона в некоторых программах является фактором риска и даже основанием для отказа. Но в сегодняшних условиях это разве адекватно? Нет, конечно. Стационарным телефоном сейчас уже почти никто не пользуется, и у многих вполне платежеспособных клиентов есть только мобильные трубки. И подобных примеров достаточно.
МФО также используют скоринг для определения рисков, но обычно только для первичной оценки. В него закладываются минимальные параметры, такие, к примеру, как наличие гражданства. А затем уже информация о клиенте анализируется "вручную". МФО больше "заточены" под индивидуальный подход к клиенту. Заемщик оценивается не только по скорингу, сколько по совокупности признаков, по которым определяется его платежеспособность.
Хотя идеальная модель скоринга заключается в том, что кредит может выдаваться любому заемщику, только на разных условиях: одним - более рисковый и поэтому более дорогой, другим - менее рисковый и, соответственно, более дешевый. Работа в этом направлении идет. Но пока ни в одной стране мира не удалось построить такую модель скорингового кредитования, которая бы охватывала всех потенциальных заемщиков. Поэтому "оценка руками" по-прежнему востребована. Таким образом, подход МФО более "персонифицированный", но потому - и более дорогой в обслуживании.
- А возможен ли обратный поток клиентов - от МФО в банки?
- Схема передачи заемщиков микрофинансовыми организациями банкам теоретически возможна, но не перспективна. С другой стороны, когда клиент уже обслужил добросовестно заем у МФО, он может со временем претендовать на получение кредита в банке, так как сформировал о себе некую кредитную историю и перешагнул на следующий уровень доверия. А банку интересно, когда он получает более или менее подготовленного заемщика.
- Крупные МФО используют бюро кредитных историй (БКИ), но предоставляют ли они сами информацию о своих заемщиках?
- МФО на данный момент не обязаны предоставлять информацию о заемщиках в БКИ. Хотя, на мой взгляд, это было бы разумно, чтобы в системе кредитных историй не было явных дырок. Но только к этому вопросу нужно подойти осмысленно, так как мелкие организации не смогут этого делать чисто технически. Я думаю, можно было бы на первом этапе ввести минимальный размер активов, после которого МФО будут обязаны передавать информацию, или решить этот вопрос иным технически приемлемым образом.
Уже сейчас МФО предоставляют информацию банкам в рамках партнерской схемы. Зачастую это обязательство прописано в кредитном договоре между банком и МФО.
- Какие еще функции могут на себя принять МФО в рамках сотрудничества с банками?
- Сотрудничество с МФО для банков выгодно не только в части продаж, но и в части привлечения средств. Строить собственную сетку предоставления услуг очень дорого, действовать через партнеров - значительно дешевле. По сути, МФО - это готовая агентская сеть для банка.
Сами МФО лишены права привлечения розничных депозитов (за исключением средств физических лиц свыше 1,5 млн рублей), но по закону о банковской деятельности они могут выступать агентами банков по приему вкладов и получать за это определенное вознаграждение.
Заемщик в этом случае получает возможность выгодно сберечь свои средства, причем в регулируемом банковском секторе. Ведь МФО не просто так лишены права привлечения мелких депозитов, а именно потому, что регулирование этого рынка не предназначено для контроля активов-пассивов при работе с мелким вкладчиком. Вложения в МФО - привлекательная возможность скорее для мелкого инвестора или обеспеченного вкладчика.
МФО также могут выступать агентами по денежным переводам. Такую функцию в настоящее время выполняют банки в партнерстве с системами денежных переводов. МФО могут расширить легальную сеть приема и выдачи платежей в тех регионах, где банковская инфраструктура слабо развита. Так постепенно формируется универсальная модель партнерства между банками и институтами микрофинансирования.
- Недавняя история про займы на "Почте России" под 2770% годовых наделала много шума. Как вы считаете, насколько сильный ущерб наносят отрасли такие истории? Не появится ли у нее реноме "кровопийц", как в свое время появилось у коллекторов?
- Давайте для начала уточним понятия, поскольку в последнее время из-за этой истории в прессе возникла некоторая путаница. Займы, которые имели место в этом случае, это не микрозаймы, а отдельный продукт - так называемые "займы до зарплаты" (в английском оригинальном названии - Pay Day Loans).
Pay Day Loans, или PDL, - совершенно особая история, с микрофинансированием исторически не связанная. Речь идет о предоставлении сверхмалых (несколько тысяч рублей) и сверхкоротких (несколько дней) займов на покрытие кассовых разрывов. По целям использования это ближе всего к наличному аналогу кредитной карты. В то же время микрокредитование - это займы на развитие предпринимателя или потребителя, направленные на повышение уровня жизни. Важно понимать эту принципиальную разницу. МФО расстраиваются, когда их смешивают с PDL.
Рынок Pay Day Loans в мире стал особенно быстро развиваться во время кризиса 2008-2009 годов, и сегодня в США измеряется, например, суммой в $40 млрд. В Англии такие "займы до зарплаты" более или менее регулярно использует около 4 млн семей.
Займы до зарплаты значительно дороже, чем кредиты или микрозаймы (стоят они везде почти одинаково - 1-2% в день), и во многих странах мира сегодня идет дискуссия - что с ними делать? С одной стороны, запретить их тяжело, да и нелогично, так как они востребованы определенными группами населения, и официальный запрет будет означать лишь переход этого сектора в теневой сегмент. С другой, специфика такого кредитования не позволяет делать займы до зарплаты сопоставимыми по цене с потребительскими кредитами, если только не субсидировать их за счет других доходов. В итоге это непростая дилемма, поскольку высокая процентная ставка всегда вызывает много вопросов. Но при этом в ростовщическом секторе она еще выше, а отношения кредитора с заемщиком там намного менее прозрачные.
Поэтому, хотя окончательного ответа еще не выработано, разумно было бы для начала отделить на уровне отчетности "займы до зарплаты" от микрозаймов, ввести механизмы контроля рисков перекредитования, а также установить дополнительные меры по раскрытию информации о стоимости заемных средств. Если человек будет предупрежден о полной стоимости услуги, он будет подходить к ее использованию осторожнее, а значит, поведение и потребителя, и кредитора станет более ответственным. За счет этого сегмент "займов до зарплаты" будет входить в разумные рамки.
С другой стороны, не стоит, вероятно, излишне демонизировать это явление. Во-первых, если у потребителя есть выбор, он всегда возьмет более дешевый кредит на сопоставимых условиях. Во-вторых, никакой кредитор не заинтересован в выдаче безвозвратных кредитов, поэтому давать их направо и налево никто не будет, определенная модель оценки рисков есть и здесь. Ну и в-третьих, квартиру и даже последний стул в случае невозврата такого займа никто забрать не сможет - нет правовых оснований. Другое дело, если заемщик вступил в отношения не с регулируемой финансовой организацией (банком или МФО), а сорвал объявление о выдаче займов на столбе. Вот тут, действительно, никаких гарантий последствий такого решения дать нельзя, в том числе и в отношении применяемых мер по возврату долга.
История с "Почтой России" и "Мини - займ экспресс" была достаточно показательной, но в то же время уникальной. Шансов повториться у нее очень мало, тем более, что ее масштаб был сильно преувеличен - по данным Почты, за 4 месяца было выдано около 350 займов. Это попросту означает, что их не брали, потому что они оказались слишком дорогие и неинтересные потребителю. Для выработки оптимальной модели сотрудничества "Почты России" и микрофинансовых организаций в будущем мы считаем разумным договориться с руководством Почты об определенных стандартах допуска МФО к использованию почтовой инфраструктуры. Думаю, такие стандарты можно выработать совместно с саморегулируемыми организациями МФО.
- А какие меры регулирования могут рассматриваться как перспективные?
- Если говорить о позиции НАУМИР, то недавно мы направили в Минфин и ФСФР ряд предложений по этому вопросу. Нам кажется интересной идея ввести расчет средней процентной ставки по каждому виду потребительских кредитов и займов (начиная от ипотеки и заканчивая "займами до зарплаты"). Тогда можно будет аналитически отслеживать отклонения от нее. При этом отклонение от среднего более чем на 20-30% является поводом для потребителя задуматься - а зачем брать кредиты в такой компании, если их можно взять дешевле в другой? Возможно, конечно, что кроме стоимости потребитель учитывает и иные факторы - простоту и удобство получения, например, - это ведь тоже немало значит. Но в любом случае он будет принимать осознанное решение. И такая информация должна быть публичной.
Вторая обсуждаемая идея - введение обязательного саморегулирования на рынке МФО, по аналогии с тем, как это было сделано для кредитных кооперативов. Во-первых, это будет означать дополнительные меры самоконтроля за этикой поведения участников рынка; во-вторых, в СРО должны быть созданы компенсационные фонды, которые используются для покрытия обязательств члена СРО в случае его банкротства. Нам кажется, это неплохие меры для развития более прозрачного рынка микрофинансирования и повышения его привлекательности для мелких инвесторов.
В то же время, здесь крайне важно соблюдать баланс, чтобы регулирование не становилось деструктивным и подавляющим. Оно должно быть ровно таким, чтобы обеспечивать благоприятное развитие для добросовестных участников рынка, но в то же время создавать надежный барьер для мошенников и некачественно работающих компаний. И естественно, развитие регулирования всегда имеет эволюционный характер - оно совершенствуется по мере появления новых рыночных реалий. Ведь когда писали закон о микрофинансировании, нельзя было учесть специфику "займов до зарплаты" - так совпало, что заметным это явление в мире становится именно с 2009 года. Но это не значит, что регулирование нельзя уточнить таким образом, чтобы сделать эту деятельность более прозрачной и безопасной - и это в интересах как добросовестных участников рынка, так и государства, и потребителей.

Источник: www.rusmicrofinance.ru



Оставить комментарии:

Ваше имя: Ваш e-mail: Ваш комментарий: